Jump to content
фестиваль --товары для людей с потерями слуха и зрения --интернет магазин
Sign in to follow this  
Быкова

Наталья Вороницына: «Когда разрешится внутренняя проблема, которая у меня камнем лежит на сердце, я встану»

Recommended Posts

Быкова

Интервью не совсем по тематике форума "Страны глухих", но пронзительное.

 

 

Восемь лет назад в судьбу фотографа Натальи Вороницыной вошел диагноз «рассеянный склероз». С тех пор она живет с этой болезнью и при этом сама занимается благотворительностью: организует передачу вещей пострадавшим от пожаров, собирает деньги для брошенных детей, ищет спонсоров для больниц. При этом она не встает. История жизни, ставшая историей болезни – в интервью с Натальей Вороницыной.

"..."

До болезни я была фотографом, а до этого окончила Архитектурный институт. Но с архитектурой не сложилось. Я была достаточно успешным фотографом. В последнее время я снимала для глянцевых журналов, фотографировала знаменитостей, репортажи делала, рекламу, предметную съемку. Но больше всего я любила портреты делать.

"..."

Всегда была надежда, она остается до сих пор, что когда разрешится внутренняя проблема, которая у меня камнем лежит на сердце, что-то изменится. Какие-то обстоятельства так сложатся, что я встану. Или мне хотя бы станет лучше. Я до сих пор в этом уверена. Я не думала, что это будет так долго. Мне казалось, я разрешу эту проблему быстрее. Но человек предполагает, Господь Бог располагает. Все это – лекарство в конечном итоге для моей гордыни. Все кажется, что я все знаю, все понимаю, что я сейчас сделаю так, так и так, будет так, так и так. А мне Бог говорит: успокойся, не ты тут рулишь процессом, давай-ка расслабляйся.

"..."

 

На второй год моего лежания разные мудрые люди сказали, что если ты хочешь жить, а не утопать в отчаянии, начинай что-то отдавать. Я это слушаю и думаю: а что я могу в своем состоянии отдавать? А потом все стало складываться само. Приехали девочки, фотографии у меня взяли. Потом на «Одноклассниках» мой знакомый завел группу «Милосердие», я пошла и стала там координировать.

"..."

Я просыпаюсь, стараюсь быть какое-то время в себе, быть с моей болью и травмой. Потом потихонечку выкарабкиваюсь. Завтракаю, беру компьютер. Раньше у меня это очень интенсивно было, я прямо просыпалась, тут же хватала компьютер и весь день за ним сидела. Особенно на пожарах (во время добровольческих акций на пожарах в Центральной России в 2010 г. – прим. ред.) я по 8-12 часов была за компьютером. А сейчас я понимаю, что через всю эту бешеную активность я убегаю от себя, убегаю от боли, от решения проблемы.

 

Мне важно научиться быть 50 на 50: частично быть во внешнем мире и частично внутри, с болью, с моей травмой. Давать ей внимание и энергию. С этой болью быть тяжело очень. Это не то, что ты побыл с этой болью 15 минут, и она прошла. Это не боль даже, а застревание. Раз – с тобой спазм происходит, и ты не можешь расслабиться. Такой душевный внутренний спазм. И ты сидишь в нем, и сидишь. И никуда ничего не двигается. И конечно хочется – да блин, задолбало – убежать и что-то начать делать. А ты понимаешь, что важно быть в контакте с этим. Что ничего не изменится, если ты убежишь. А когда я с этим нахожусь в контакте, то постепенно, потихонечку, медленно что-то меняется.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...