Jump to content
фестиваль --товары для людей с потерями слуха и зрения --интернет магазин
Guest GESER

ПОЭЗИЯ

Recommended Posts

NATANIKA

Борис Пастернак 

***

Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.


Достигнутого торжества
Игра и мука -
Натянутая тетива
Тугого лука. 

1956

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Александр Галич

 

Ни гневом, ни порицанием
Давно уж мы не бряцаем:
Здороваемся с подлецами,
Раскланиваемся с полицаем.

Не рвемся ни в бой, ни в поиск -
Все праведно, все душевно.
Но помни - отходит поезд!
Ты слышишь? Уходит поезд
Сегодня и ежедневно.

А мы балагурим, а мы куролесим,
Нам недругов лесть, как вода из колодца!
А где-то по рельсам, по рельсам, по рельсам -
Колеса, колеса, колеса, колеса...

Такой у нас нрав спокойный,
Что без никаких стараний
Нам кажется путь окольный
Кратчайшим из расстояний.

Оплачен страховки полис,
Готовит обед царевна...
Но помни - отходит поезд,
Ты слышишь?! Уходит поезд
Сегодня и ежедневно.

Мы пол отциклюем, мы шторки повесим,
Чтоб нашему раю - ни краю, ни сноса.
А где-то по рельсам, по рельсам, по рельсам -
Колеса, колеса, колеса, колеса...

От скорости века в сонности
Живем мы, в живых не значась...
Непротивление совести -
Удобнейшее из чудачеств!

И только порой под серцем
Кольнет тоскливо и гневно -
Уходит наш поезд в Освенцим,
Наш поезд уходит в Освенцим
Сегодня и ежедневно!

А как наши судьбы - как будто похожи -
И на гору вместе, и вместе с откоса!
Но вечно - по рельсам, по сердцу, по коже -
Колеса, колеса,колеса, колеса!

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
NATANIKA

5659.jpg          Лестница на Небеса. Jim Warren

***

Я мечтою ловил уходящие тени, 
Уходящие тени погасавшего дня, 
Я на башню всходил, и дрожали ступени, 
И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались, 
Тем ясней рисовались очертанья вдали, 
И какие-то звуки вокруг раздавались, 
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали, 
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор, 
И сияньем прощальным как будто ласкали, 
Словно нежно ласкали отуманенный взор.

А внизу подо мною уж ночь наступила, 
Уже ночь наступила для уснувшей Земли, 
Для меня же блистало дневное светило, 
Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени, 
Уходящие тени потускневшего дня, 
И все выше я шел, и дрожали ступени, 
И дрожали ступени под ногой у меня. 
Константин Бальмонт

Share this post


Link to post
Share on other sites
oledant

С началом Масленицы1

 

Степан Балакин

ВОСКРЕСНЫЙ ЗВОНОК

Мне в Воскресенье Иисус позвонил:
Вот, я воскрес. Приходи - посидим.
Всех возлюбил я, и каждый мне мил.
Я преломил - остаюсь до седин.
Ты приходи - есть и хлеб, и вино.
А Магдалина накроет на стол.
Мне ведь зачем-то всё это дано -
Паства чудная, небесный престол.

Помнишь, как жаждали чуда они?
То "Исцели!", то "Пройди по воде!"
В нищих жилищах погасли огни.
Где эти овцы, ну где они, где?
Все успокоились в чреве земном.
Жадное время пожрало тела.
Я ведь твердил им: идите за мной!
Не захотели - их тьма забрала!

Вот и тебе говорю: приходи
В Сердце Моё, пока время щадит.
Все прегрешенья твои позади,
Всё допылает и всё дочадит.
Только один есть без копоти Свет -
Свет бесконечной Господней Любви.
Чище и сладостней радости нет.
Не отрави её... Не отрави!

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

В дни тревог,уходящие в вечность,
В мирных буднях,добытых в бою,
Не прощайте меня за беспечность,…
За неправду и трусость мою.

Никакого прощенья не стою
В этот век беспощадно-лихой,
Раз живу, притворяясь слепою.
И молчу, притворяясь глухой.

Не прощай меня,мама родная,
Раз весь мир вдохновенно любя,
И о бедах вселенских рыдая,
Я,порой, забывала тебя...

Не прощайте, что в веке суровом
Боязливо я лиру несла.
Не пугала карающим словом.
Никого от беды не спасла.

Глохнет в грохоте робкий мой голос.
Зло лютует, в грехи нас клоня.
Не прощайте лукавство и подлость!
...И не надо -прощёного дня.

Людмила Щипахина

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Ярослав ПИЧУГИН

ЦАРСТВО ЖЕСТА

Если действо карнавала
средь распутицы земной
вас немного взволновало,
то последуйте за мной.

Можно въехать на верблюде,
хоть концы недалеки.
Разговаривают люди,
как порхают мотыльки.

Присмотритесь, царство жеста,
речи спорой беготня.
Из того ли сделан теста,
чтоб понять их за полдня?

Театральное обличье
и движений чистота...
Обучаясь ноте птичьей,
не скажите – глухота.

Здесь в рисунке легком жеста
веет света благодать
и тому отыщешь место,
что в словах не передать.
 

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

 А.Фет. Уж верба вся пушистая

Уж верба вся пушистая
Раскинулась кругом;
Опять весна душистая
Повеяла крылом.

Станицей тучки носятся,
Тепло озарены,
И в душу снова просятся
Пленительные сны.

Везде разнообразною
Картиной занят взгляд,
Шумит толпою праздною
Народ, чему-то рад…

Какой-то тайной жаждою
Мечта распалена -
И над душою каждою
Проносится весна.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Посредине лета
высыхают губы.
Отойдем в сторонку,
сядем на диван.
Вспомним, погорюем,
сядем, моя Люба,
Сядем посмеемся,
Любка Фейгельман!

Гражданин Вертинский
вертится. Спокойно
девочки танцуют
английский фокстрот.
Я не понимаю,
что это такое,
как это такое
за сердце берет?

Я хочу смеяться
над его искусством,
я могу заплакать
над его тоской.
Ты мне не расскажешь,
отчего нам грустно,
почему нам, Любка,
весело с тобой?

Только мне обидно
за своих поэтов.
Я своих поэтов
знаю наизусть.
Как же это вышло,
что июньским летом
слушают ребята
импортную грусть?

Вспомним, дорогая,
осень или зиму,
синие вагоны,
ветер в сентябре,
как мы целовались,
проезжая мимо,
что мы говорили
на твоем дворе.

Затоскуем, вспомним
пушкинские травы,
дачную платформу,
пятизвездный лед,
как мы целовались
у твоей заставы,
рядом с телеграфом
около ворот.

Как я от райкома
ехал к лесорубам.
И на третьей полке,
занавесив свет:
"Здравствуй, моя Любка",
"До свиданья, Люба!"-
подпевал ночами
пасмурный сосед.

И в кафе на Трубной
золотые трубы,-
только мы входили,-
обращались к нам:
"Здравствуйте,
пожалуйста,
заходите, Люба!
Оставайтесь с нами,
Любка Фейгельман!"

Или ты забыла
кресло бельэтажа,
оперу "Русалка",
пьесу "Ревизор",
гладкие дорожки
сада "Эрмитажа",
долгий несерьезный
тихий разговор?

Ночи до рассвета,
до моих трамваев?
Что это случилось?
Как это поймешь?
Почему сегодня
ты стоишь другая?
Почему с другими
ходишь и поешь?

Мне передавали,
что ты загуляла -
лаковые туфли,
брошка, перманент.
Что с тобой гуляет
розовый, бывалый,
двадцатитрехлетний
транспортный студент.

Я еще не видел,
чтоб ты так ходила -
в кенгуровой шляпе,
в кофте голубой.
Чтоб ты провалилась,
если всё забыла,
если ты смеешься
нынче надо мной!

Вспомни, как с тобою
выбрали обои,
меховую шубу,
кожаный диван.
До свиданья, Люба!
До свиданья, что ли?
Всё ты потопила,
Любка Фейгельман.

Я уеду лучше,
поступлю учиться,
выправлю костюмы,
буду кофий пить.
На другой девчонке
я могу жениться,
только ту девчонку
так мне не любить.

Только с той девчонкой
я не буду прежним.
Отошли вагоны,
отцвела трава.
Что ж ты обманула
все мои надежды,
что ж ты осмеяла
лучшие слова?

Стираная юбка,
глаженая юбка,
шелковая юбка
нас ввела в обман.
До свиданья, Любка,
до свиданья, Любка!
Слышишь?
До свиданья,
Любка Фейгельман!

 

Ярослав Смеляков

Share this post


Link to post
Share on other sites
AndreyLu

Сегодня по радио услышал песню Михаила Кочеткова.

Kochetkov022025.jpg

Незнакомое имя.

Нашел сайт, и стих на 1й странице:

 

 

Стихи творить не интересней,
Чем борщ варить, иль жарить лук.
Куда приятней стряпать песни
В них сразу возникает звук.

Он словно мяты привкус в чае,
Неуловимый, как туман.
Но с каждым тактом он крепчает,
Укачивает и качает
Раскачиваясь, как орган…

Один придурок мне заметил:
«Причем тут звук, ведь ты глухой?»
Но ничего я не ответил,
Ведь он придурок и бухой.

Да я глухим родился, братцы.
Но с детства утешала мать:
«Что толку с дурами общаться?
А умным нечего сказать.
Читай, сыночек, книжки лучше,
Чтобы не стать тупым ослом.
Когда устанешь – песни слушай.
Они понятны и без слов».

И вот, когда я песню слышу,
Не понимая текста суть,
Я становлюсь чуть-чуть повыше.
Красивей становлюсь чуть-чуть.

А если сам слагаю песню,
Я, просто, от себя тащусь,
Когда, как пирожок из теста,
Она рождается из чувств
Свободная, как дикий ветер,
Как девка, первый раз любя.
Я за мгновения за эти
Готов любить всего себя.

И пусть простят меня поэты,
Стишки слагать умеет всяк.
А песенки мои, заметьте,-
Не просто, в рифму «тети-мети».
В них музыка живет, как ветер.
В стихах же – как-то так не так…

Share this post


Link to post
Share on other sites
NATANIKA

Я свяжу тебе жизнь

Я свяжу тебе жизнь

Из пушистых мохеровых ниток.

Я свяжу тебе жизнь,

Не солгу ни единой петли.

Я свяжу тебе жизнь,

Где узором по полю молитвы-

Пожелания счастья

В лучах настоящей любви.

Я свяжу тебе жизнь

Из веселой меланжевой пряжи.

Я свяжу тебе жизнь

И потом от души подарю.

Где я нитки беру?

Никому никогда не признаюсь:

Чтоб связать тебе жизнь,

Я тайком распускаю свою.

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Календарь дарит числа красные
День нарядный пришел опять
Но почему непременно с праздником
Только с праздником поздравлять?
Я друзей поздравляю
с небом,
с облаками,
с синевой
С увядающим серым снегом
С чистым воздухом
С пришедшей весной
С первой звонкою капелью
С лужами
С теплым ветром
С веселым птичьим пением
С ослепительно солнечным светом
Всё в округе словно ожило
Задышало, к солнцу попятилось
Люди стали нежнее, моложе
Тоска убежала, печали попрятались
Улыбками светятся лица
Как хорошо весной
Сердца как могучие птицы
Обнимаются с синевой
Как я хочу, чтобы было
Так вот всегда, каждый час
Чтоб радость повсюду царила
Чтоб грусть не касалась вас
С хорошим деньком весенним
С массою разных утех
С хорошим настроением
Каждый день поздравляю всех

Татьяна Сологуб

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Ушёл советский Первомай...
Как-то вот грустно
Без транспарантов,
Красных флагов,
Демонстраций,
И без оркестров,
Пусть игравших не искусно,
И где помпезных-то
Хватало декораций.

Но люди верили,
Надеялись, конечно,
Что, непременно,
Будет Царство Коммунизма!
Союз Советский -
Он могуч, это - навечно!
Эх, не учли же:
Есть усталость организма.

Союз Советский
В лоскуты - вжик! - разорвался,
Уже не сшить - то там, то тут
Трещат заплаты.
Полезай в кузов,
Коль уж груздем сам назвался,
Как говорится, далее -
В супы, в салаты?

Эх, политическая кухня,
Ностальгия...
Что, разве всё в те времена
Было так плохо?
На красный цвет теперь
У многих аллергия:
Кто, вон, в открытую кричит,
Кто ворчит глухо...

Что предлагается взамен?
Где идеалы?
Теперь в почёте, увы,
И мораль иная:
Вон, рушат памятники -
Это ль не вандалы?!
В эфире мусор: тупость,
Лирика блатная!

Ишь, митингуют -
Недовольство жизнью, властью.
Как озверели люди -
Времени влиянье:
Страх безработицы,
Зависть чужому счастью.
Кто - в ресторанах,
А кто - просит подаянье...

Да... Бельё грязное
Стирают всё, разборки...
Устали люди от всего -
И что же дальше?!
Что надо: пряников,
Или же - смачной порки,
Чтоб жить народ стал лучше,
Без интриг, без фальши?!

Ушёл советский Первомай -
Всё уже в прошлом...
Век двадцать первый,
Живём в обществе реальном:
Несправедливом где-то,
Где-то мерзком, пошлом,
Для кого - радостном,
А для кого - печальном...
 

Цырульник Андрей

Share this post


Link to post
Share on other sites
Завулон

Современная лирическая девичья песня:

 

Отпусти меня, тятя, на волю,
Не держи ты меня под замком.
По весеннему минному полю
Хорошо побродить босиком.

Ветерок обдувает мне плечи,
Тихо дремлет загадочный лес.
Чу, взорвалась АЭС недалече...
Не беда, проживем без АЭС!

Гулко ухает выпь из болота,
За оврагом строчит пулемет,
Кто-то режет в потемках кого-то,
Всей округе уснуть не дает.

Страшно  девице в  поле гуляти,
Вся дрожу, ни жива,  ни мертва...
Привяжи  меня, тятя,  к кровати,
Да потуже стяни рукава...

 

(И.Иртеньев)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Завулон

По поводу объявления в чате о продаже щенков французского бульдога:

У КЮРЕ БЫЛА СОБАКА . . .

Один кюре, слуга усердный Бога,
Известный благочестием своим,
Решил купить французского бульдога.
Откладывая каждый день сантим,
К страстной неделе накопил он сумму,
Которая позволила кюре
Приобрести породистую суку.
Он сколотил ей будку во дворе,
Купил ошейник из мягчайшей кожи
И красоты нездешней поводок.
О, если б знал он, милостивый Боже,
Какую шутку с ним сыграет рок!
Раз в воскресенье, отслуживши мессу,
Узрел кюре, придя к себе домой,
Что тварь, поддавшись наущенью беса,
Кусок стащила мяса...

"Боже мой!"
- Вскричал святой отец, и в гневе диком,
Забыв когда-то данный им обет,
Весь почернел - и с искаженным ликом
Сорвал висящий на стене мушкет...
И грянул выстрел по законам драмы...
А вечером, когда взошла звезда,
Он во дворе киркою вырыл яму,
И опустил собачий труп туда.
Смахнув слезу и глянув исподлобья
На дело обагренных кровью рук,
Соорудил он скромное надгробье,
И незабудки посадил вокруг.
Потом кюре передохнул немного
И высек на надгробье долотом:
"Один кюре, слуга усердный Бога..."
А дальше - все, что с ним стряслось потом...
                         

( © И. Иртеньев. Перевод с русского сперва на французский, а потом обратно на русский.)

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Кто сказал, что нас ушедшие не слышат?
Кто сказал, что «изменить уже нельзя»?
Небо плачет – барабанит дождь по крышам.
Знаю, что в дожде есть капелька-слеза.

В мыслях – несуразные признанья,
В сердце – и смирение, и боль.
А в душе усердствуют терзанья,
Ведь несказанное не даёт покой.

А не сказаны слова о самом главном,
Что живущим надо говорить.
Не успел… забыл… махнул: «Да, ладно!..»
А теперь – «уже не изменить»?

Нет, постойте! Верю я, что можно
Тем, кто рядом, подарить тепло –
Так коснуться неба… осторожно
Отпустив, что было не дано.

Кто сказал, что нас ушедшие не слышат?
Что долгам отплаченным не быть?
…Дождик, тарабанящий по крышам,
Просит нас любовь живым дарить.
 

Алла Август

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Вы теперь к разлукам привыкайте,
К пуританству телеграфных строк.
Вы теперь, пожалуйста, на карте
 Отыщите порт Владивосток.
Там, оставив берег за кормою,
В море отправляются суда.
Тихо там восходит надо мною
 Тихоокеанская звезда.

 

Вы теперь, пожалуйста, простите
 Все ошибки сухопутных дней.
Вы теперь, пожалуйста, любите
 Нас и посильней, и поверней.
Вы в комод другие звезды спрячьте,
Чтобы вам виднелась иногда
 Тихо восходящая над мачтой
 Тихоокеанская звезда.

 

На перрон приморского вокзала
 Мы придем, когда наступит срок.
Поезда отсюда – лишь на запад,
Пароходы – только на восток.
В жизни может многое случиться,
Но теперь сквозь все мои года
 Тихо будет надо мной светиться
 Тихоокеанская звезда

 

Юрий Визбор

Edited by blondex

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Уезжают друзья, остаются в душе угольки,
Как пустые квартиры, с которыми связано счастье.
Словно ластиком время стирает пожатье руки,
Грустный взгляд из вагона сквозь серую дымку ненастья.

 

Время встречу стирает из памяти, будто с листа,
Время письма листает – любимого голоса эхо…

Забываются лица. И только болит пустота,
Как рукав без руки, и в труде, и работе помеха.

 

Уезжают друзья. И что нет восполнимых потерь
Понимаешь не сразу, наверное, только с годами.
Нам друг друга с тобой не хватало всегда, но теперь -
Сколько дальних дорог, сколько жизней лежит между нами.

 

Ты прости меня, друг, что часто подолгу молчу,
И за краткие строчки не надо судить меня строго.
Я в далекую юность молчанием этим кричу,
Красный свет поездам, увозящим друзей от порога!

 

Если б знать нам, прощаясь, как будет непросто потом,
Как беспомощны письма, как трудно молчится при встрече…
Согревают меня благодарные мысли о том,
Что друзья уезжают, но в нас остаются навечно!

 

Екатерина Горбовская

Edited by blondex

Share this post


Link to post
Share on other sites
Асфодель

Забавное от Андрея Гоглева :)

 

А я говорил: бросай филфак, поехали на Аляску.
Заведём у юрты двенадцать собак, в полозья врежем коляску.
Будем встречать ледяной рассвет консервами из Канады,
Будем разглядывать волчий след, одеваясь в овечьи латы.

 

Какая теория прозы, ты что? А там океан и горы.
Там ветер смешался с водой и мечтой, порвав скалистые шторы.
Большая медведица ловит в воде звёздную жирную рыбу.
Там дорога из «где-то» ведёт в «нигде», минуя посёлок «либо».

 

Я точно тебе говорю: бросай. Ты видишь? Сегодня лето!
А ты собираешься что-то писать, учишь свои билеты,
И время на кофе и туалет, да кошку в комочке меха.

А нужен всего-то один билет, чтобы уйти, уехать.

 

Там будут живые: Ахматова, Блок — в виде цветных водопадов.
А по выходным там гуляет Бог. Любит, до полураспада.
Там всё, что ты даже не сможешь прочесть, можно потрогать руками.
Но вот ты заводишь будильник на шесть, говоришь, что завтра экзамен.

 

А я повторяю: поедем со мной к Луне цвета спелой клюквы.
Хватит глотать, разбавляя слюной, чужие смыслы и буквы.
Поедем. Там тихо стучат топоры, бурлит золотая тина.
Там валят деревья в реки бобры, отстраивая плотины.

 

Засыпаешь. И книги твои храпят с чистых беспыльных полок.
Засыпаешь. Висит Иисус распят, поскольку тоже филолог.

Выхожу от тебя и российский флаг закрывает собой звезду.
Через время я нагружу собак и огней тебе привезу!

 

Чтобы было чем жечь а-четыре, а-три, и тетрадки и книжный шкаф.
Привезу медведицу: вот, посмотри. Не понравится — спрячу в рукав.
Я оставлю юрту с дубовым столом Экзюпери-пилоту.

Но, наверное, ты получишь диплом и устроишься на работу.

 

Что толку: творил, шевелил, бубнил, боролся с душой и с тушей?
И всё говорил, говорил, говорил, и требовал: слушай, слушай!
А, может, не нужно собак и юрт, не нужен рассветный мак...

 

Послушай, чего там вообще сдают?
Хочу поступить на филфак.

Edited by Асфодель

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Говорят, есть ещё где-то
московские интеллигенты.
Может быть, это и правда,
Но скорее всего, легенда.
Давно уж они пропали,
Но, если я помню верно
Последних из них встречали,
В шестидесятых примерно.
Я, конечно, не понимала
Что их уже очень мало,
Что они как редкие птицы,
Не смогут у нас гнездиться.
И было б совсем неплохо
Без лишних ахов и вздохов
Даже в нашу шальную эпоху
Чему-то у них учиться.
Как они - помогать пропащим, всем,
Кто - "там", или близко, рядом
Посылкой, письмом, запиской,
А, может быть, просто взглядом.
Любить суматошный город
И жить в коммунальном мире
С соседями - чудаками в
бывшей своей квартире...
И подражать бы можно
Их воспитанью, манерам,
Всегда без стремления вылезти,
быть непременно первым.
Приходилось только дивиться как живут
Они трудно и просто,
Словом, интеллигенты, но нам
Это всё не по росту.

 

И.Я.

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Израильская песнь о буревестнике.
 

Над просторами Ирака реет знамя Халифата,
Черной тряпочке подобно.
Халифат громит шиитов, что в Багдаде обитают.
С ними курдов и езидов, и вообще кого придется.
Но в ООН постановляют: виноват во всем Израиль,
Что по Газе отстрелялся.

Не спокойно и в Дамаске, где воюют джихаддисты,
Против Асада с Ираном.
И херачат друг по дружке артиллерией серьезной,
Разрушая между делом храмы, церкви, синагоги,
Сотни тысяч там погибли, а конфликт не утихает.
Но Генсек ООН был в шоке от снаряда в школе УНРА,
Где Хамасовцы сидели.

Ужас, братцы, просто ужас, как Израиль распустился.

Над пустыней Аравийской, над Афганом, Пакистаном,
Беспилотники из Штатов патрулируют неспешно,
Иногда стреляя мимо – то по свадьбе зафигачат,
То союзников случайно бомбанут как террористов,
Толстый шейх так робко прячет тело жирное в утесы,
Только гордый янки смело там бомбит кого попало.

Но Обама был расстроен, поражен аж до печенок,
Как Израиль бил по Газе, разбросав сперва листовки,
Позвонив по телефону, умоляя всех убраться,
А потом как дал пустышкой да по крыше раскаленной.
Как он мог затем шарахнуть и снарядом? Вот же ж звери
Эти все израильтяне, что ракет терпеть не могут.

Пешавар, Кашмир, Бенгази,
Сомали, Мали, Египет – не волнует, не тревожит,
Лишь ночами людям снится, как Израиль пьет неспешно
Кровь младенцев палестинских.

Хамастан вопит истошно, стонет, мечется у моря,
Под больницами стараясь прятать бункеры с начальством.
И Европа тоже стонет. Ей, Европе, недоступно, нас понять,
Что тут поделать? Гром ударов их пугает.

"Я Шарли!" Кричат в Париже, эмигрантов принимая.

Все мрачней и ниже тучи опускаются над ними,
Льются песни на арабском над Берлином и Парижем.
— Буря! Скоро грянет буря!

 

Алексей С. Железнов

Share this post


Link to post
Share on other sites
mouse

С. А. Есенин 3 октября — 120 лет со дня рождения поэта

 

Цветы мне говорят - прощай,
Головками склоняясь ниже,
Что я навеки не увижу
Ее лицо и отчий край. 
 
Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю. 
 
И потому, что я постиг
Всю жизнь, пройдя с улыбкой мимо,-
Я говорю на каждый миг,
Что все на свете повторимо. 
 
Не все ль равно - придет другой,
Печаль ушедшего не сгложет,
Оставленной и дорогой
Пришедший лучше песню сложит. 
 
И, песне внемля в тишине,
Любимая с другим любимым,
Быть может, вспомнит обо мне
Как о цветке неповторимом.

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

Гляжу в озера Сирии,
С Европой связи рву...
Зову себя Россиею,
Единственной зову.
Зову себя единственной,
Зову себя родной,
Таинственной, воинственной --
И каждый раз одной!

С «восьмерками», с «шестерками» --
Внутри любой семьи
Всегда кончались терками
Сношения мои!
Спроси, переспроси меня --
Душа кровит от ран!
Теперь вот эта Сирия,
А раньше был Иран.

Всю жизнь меня бросаете,
С рожденья до седин!
Володя мой на саммите
Один, совсем один!
Да что ж вы все поджались-то,
Европские вожди?
Как нефть -- всегда пожалуйста,
А с дружбой -- обожди.

Для вас я хуже щелочи,
Ужасней кислоты!
Да я ж люблю вас, сволочи,
Люблю я вас, скоты!
Вы злой меня не видели!
У вас рога во лбу!
Засранцы, гады, пидоры,
Видала вас в гробу!

Отдельная, особая,
Как водка или квас,
Большая, низколобая,
Как мой чиновный класс,
Аж трескаюсь от злобы я --
Гляди, взорвусь сейчас!
Одна, одна до гроба я,
Прощайте, тьфу на вас.

Стихи: Дмитрий Быков.

Share this post


Link to post
Share on other sites
blondex

 

То ли буря, то ли вьюга
Снегу в косы намела.
Что задумалась подруга?
Вся ли молодость ушла?

 

Вся ли в поле рожь поспела,
Вся ли мята отцвела?
Все ли песни перепела,
Все ли слёзы пролила?

 

То ли просто помолчала,
То ль чего подождала,
Если б мне начать сначала,
Я бы так же начала.

 

Так же до свету вставала,
Те же делала дела.
То же пела, что певала,
Тем же счастлива была.

 

Наши песни, наши дети,
Им и петь, и видеть вновь,
Сколько песен есть на свете -
И все песни про любовь.

 

От любви себя не спрячешь,
Не уйдёшь в густую рожь,
И всех слёз не переплачешь,
И всех песен не споёшь.

Edited by blondex

Share this post


Link to post
Share on other sites
Завулон

Едва прошла блистательная ночь,
Скабрезная и скаредная шлюха,
Уж новая - холодная, как нож -
В моем веселом доме бродит глухо.

О, эта ночь!
Простор,
упавший навзничь,
хрипит и содрогается от ветра.
И час,
что не назначен и не назван,
стучится в окна,
черепа
и двери.

Но, не дождавшись ясного рассвета,
Хранят наш мир уснувшие отцы.

...В такую ночь стреляются поэты
и потирают руки подлецы...

 

( ©, В. Астафьев)

Edited by Завулон

Share this post


Link to post
Share on other sites
Завулон

На темы современного искусства - из ретро вспомнилось. Начало прошедшего века-с...

 

Трагедия кубизма


Рыдала девушка о брате...

Ты понял миг - и воплотил:
Поставил окуня в квадрате
И кубом бок ему закрыл.
Замазал небо острым клином,
Вбил абажур от лампы в нос
И, сделав подпись гуталином,
К друзьям на выставку понес.
Пришел туда же критик строгий,
Угрюм, начитан и сердит.
Порывшись в новом каталоге,
Нашел он: «Женщина грустит».
«Грустит... - подумал он, - однако
Зачем же зонтик вместо глаз?
А на бровях сидит собака
И ест отточенный алмаз?
Зачем на ухе - точно глыбы
Каких-то розовых камней,
А самый облик - в форме рыбы,
И восемь ромбов жмутся к ней?!
Зачем у ней фонарь под носом?!
Фонарь и нос... Фонарь... Зачем?»

Он приставал к тебе с вопросом,
Но ты молчал, красиво-нем.
Стемнело. Выставку закрыли.
И опустел печально зал...
Как лошадь загнанная, в мыле,
Усталый критик познавал:
«Зачем здесь рыба?.. И в квадрате?!
Что должен куб обозначать?»
И рвал он волосы и платье,
Не в силах смысла разгадать...

Рыдал - и не было ответа...

Когда ж забрезжил свет вдали,
К крыльцу подъехала карета -
В больницу критика свезли...
И там, в припадке истеричном,
Кричал он, ужасом объят:
«Хочу быть смелым и кубичным!!
Зачем, зачем я - не квадрат?!!»

( © , Аркадий Бухов)

 

:)
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...